[Reila] J-Rock

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Reila] J-Rock » Тёмный город » Заброшенный театр


Заброшенный театр

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s07.radikal.ru/i180/1010/c9/54893c1e6f10.jpg
Некогда красивое здание, теперь уже запущенное и не очень пригодное дя жизни.

0

2

=начало игры=

Разговор со Шварцем не сложился. Не сложился еще со вчерашнего вечера, когда Ацуши с пренебрежением оттолкнул его руку от себя. Утро было соответствующе прохладным, колким и противным, хотя ни одни не произнес другому ни слова. Сакураи даже смог сдержать себя и ни глянуть за утренней трапезой на Шварца, в ответ на его откровенно раздраженные взгляды. Мужчина прекрасно чувствовал этот ледяной огонь.  Пускай демон за время своего отсутствия в Аду и смягчился в мире людей, но показывать этого не спешил. Доев спокойно и отчужденно, он тихо встал и ушел, не проронив и слова.

Если демонам и вселял какой-то страх Мертвый город, то Ацуши был явно не в их числе. По заброшенной территории он передвигался спокойно и уверенно, даже шутя. Легкая походка, не слышная, чуть пружинистая, что бы взлетали небольшие клубы пыли.
Четкие следы привели к заброшенному театру. Не смотря на странные предсмертные постанывания и завывания, демон чувствовал себя свободно. Свободно, но не дома. … Да, не было уюта и чувства безопасности, что бы мужчина мог назвать Ад своим домом.
Он прошел внутрь, расправив свободно плечи, сел в третьем ряду, сложив изящные руки с длинными черными ногтями на острой коленке. Ему нужно было отойти от общения с бывшим наставником. И надо было отвлечься от тошноты, вызванной голодом. Все же бокал вина на тощак и ломтик пирога с черникой – не завтрак.
Тяжелый и непроницаемый взгляд Сакураи, оторвавшись от трухлявого пола, теперь обратился к сцене. Взгляд из-под лобья. Вспоминая, оценивая. Сцена.
Мужчина мотнул головой, откидывая волосы назад. В прочем, те тут же легли вновь на его плечо, стоило только ему приосаниться. Теперь он был похож на темногривого горделивого и вальяжного льва, который был в самом сердце свей территории.
В принципе, так оно и было. Сцена была истинным местом жительства демона. …

0

3

( начало )

Если вы никогда не видели диснеевскую белоснежку или любой другой фильм в котором от голоса прекрасной девы расцветает мир, представить нынешнюю ситуацию представить выло вы крайне сложно. Сейчас в старом театре происходило нечто воистину сказочное. Сначала послышалась музыка, будто из под воды. Никаких музыкантов по близости не было, мелодию создавали чистым усилием воли.
Потом на пыльную сцену вплыла сияющая фигура в венчальном наряде.  Изысканная вышивка на алой ткани, белые волосы и заострённые уши выдавали в незнакомце чистокровного эльфа. Иронично, так как в Такашиме даже капли эльфей крови не было.  Но это была не единственная странность. Наверняка вы сейчас спросите "Скольким Химе дозволено спокойно, без охраны разглувать по запретной территории?". Ответ прост. Ноль. У Химе прав было ещё меньше, чем у женщин в древней Азии.  Традиция свадеб и обмена заложников ради укрепления клановых связей осталась, только вот пол не играл значения. Когда мальчикам исполнялась пять лет их делили на две категории. Оджи и Химе. Принцы и принцессы. Первые всегда были сильные, смелые с выдающимися способностями. Из оставшихся выбирали самых красивых и грациозных, чтобы превратить их в принцесс. В пешек в игре про власть. В теперешнее время как и свадьбы между мужчинами, так и всякого рода инцест и кровосмешение считалось приемлемым.

Такашима попал в категорию обречённых потому, что на него очень надеялись, но надежды не оправдались. С самого начала старейшины считали, что ребёнок и которого мать полу богиня, а отец высший демон, будет очень способным, но парень не владел даже основной магией.  От него бы и избавились, но Имаи спасла его красота. Столь прекрасных девушек были единицы, что уж о парнях говорить то?
Вот и была отведена ему роль Химе. Таку отдали одному из важнейших эльфьи кланов, где ему простой операцией подправили уши и подделали документы.
Только вот красота тоже имела свою цену. Глава клана был несколько одержим подростком и запирал его от людских глаз, лишь изредка демонстрируя важным гостям, будто картину в галерее. Одним из таких знакомых оказался Кираюки Санада, наследник одного из крупных кланов с южных земель и тогда мало кто удивился, когда от него пришло письмо. Оно было очень длинным, полным изысканных фраз, но если мы откинем притворные любезности, содержание можно выразить весьма коротко. Либо ему отдают в жены Томо-Химе Имаиюни, как теперь называли Такеши, либо война против клана обеспечена. Глава немного поколебался, однако после того, как советники напомнили, что армия Санады превышает его минимум в три раза, он наконец согласился расстаться со своим сокровищем. Свадьба была организована месяц спустя, на что советники недовольно качали головой. Не удачное время было выбрано для женитьбы, но юный наследник не желал ждать.  Это было глупо с его стороны. Подожди тот ещё два дня, Така не стоял вы сейчас посреди сцены и жизнь его сложилось бы совсем иначе. Но тогда история была-бы совсем не интересна.

С самого детства Такеши снился тёмный принц, который приходил по ночам и беззвучно шептал что-то. Парень полюбил этого принца и пообещал себе, что не будет принадлежать никому кроме него.  Имаи понимал, что они никогда не будит вместе. Скорее всего даже не встретиться. Он знал как выглядит его принц,знал его имя. Но это не имело значение, так как имя было распространённым. Така знал как минимум пять людей с таким именем  и  никто из них не был его принцем.
Сегодня был тот несчастный день свадьбы. Если бы чувства не пересилили здравый смысл, сейчас Химе уже сидел вы в паланкине со своим мужем. Но этого не произошло. Он сдержал обещание, предал клан, сбежал. После длительной прогулки он оказался у дверей театра. На улице уже было очень холодно и тонкий шёлк не спасал.

Попав в помещение через чёрный вход, парень согрелся, но печаль никуда не ушла. Музыка которая заполняла его сознание с самого утра теперь вырвалась и заполнила всё вокруг. Заполнила и заглушила чужое дыхание. Думая, будто он совершенно один, Имаи стал тихонько петь. Голос у него тоже был необычайно красивый, мелодичный и высокий. Только вот даже слова древнего, почти забытого языка не могли полностью отразить его чувства.
http://www.youtube.com/watch?v=TdgwPXaM … re=related

The breathless whisper of a single verse...
And loneliness blossoms within my heart.

The shimmer of a single dream...
And my world is undone.

The memory of a single tenderness...
And the sting of love reignites my wounds.

In the moment when a single tear falls...
All hatred becomes a distant blur.

I can love you with all that I am...

But even this cannot return you to me.

From now on I will live as a shadow.

Forever in the past...
Официальный перевод песни*

Присев на корточки на скрипучей сцене, парень провёл пальцем по доске, стирая пыль, выписывая столь любимое имя. "Ацуши..."
Они никогда не будут вместе. Даже в своих фантазиях Така не мог мечтать о таком. К клану вернуться он тоже не может, так как те предательство не прощают. Остаётся только смерть. Пара слезинок скатилась по щекам, пока Имаи доставал из рукава длинный кинжал. - "Больно будет?"
Как проверка, кончиком кинжала по изящному запястью. Тут же появилась красная полоска создающая контраст с белоснежной кожей. -
- "Нет. Почти даже не чувствуется."
Не больно. Но очень и очень страшно. И смелость вся куда-то исчезла, растаяла будто туман с восходом солнца. Химе разжал пальцы и кинжал со звоном упал к ногам.

Буквальный перевод*
For only one song / blood stains my loneliness scarlet

for only one dream / the rivers and mountains divide asunder

for only one heart / love is found in parting

for only one tear / mercy and revenge blur together

I use my all to return your love / but you are never coming back

from our parting / the memory of these days / is lost forever in wind and rain

wind and rain / wind and rain

0

4

Совсем тихий и приглушенный стон раздался изнутри Сакураи. Он бредил сейчас сценой, погрузился всем своим существом в прошлое своего бытия. Кончики его пальцев чувствовали призрачный холод металла – саксафон, и гладкость клавиш из слоновой кости – фортепиано.
И словно по движению волшебной палочки, заиграла мелодия. Плавные ноты. Завывания сменили характер, теперь дополняя музыку собой. Минорную композицию наполнил голос. Звонкий и высокий, мелодичный, но чувствовалось, что обладатель его мужчина. Появившаяся в белоснежных праздничных одеяниях из шелка фигура на сцене нисколько не тронула демона. Он лишь прикрыл глаза, наблюдая за спектаклем. С легкостью Ацуши разбирал слова, радуясь дикции певца. Песня была трогательной. Но в купе с разворачивающемся действом, напоминала реквием. Да и выступление сейчас служило траурной процессией. Вот только по кому? Мечта мечтой, но мечта юноши со сцены явно была одушевленной, живой.
Демон не спешил вмешиваться в происходящее. Жители, бывшие актеры, этого театра, раньше любили развлечь его представлением. К чему же сейчас их прерывать? В ответ, потом, можно будет тоже спеть и сыграть. Обязательно. Что-то очень стремительное и мелодичное, романтичное. А петь при этом об утраченной памяти, потом изводить лирикой уже темной романтики. 
Актер присел на корточки, полился шелк его светлых волос. Вычертив что-то на скрипучем помосте, юнец достал кинжал необычной формы. Ацуши было напрягся, но лишь от неприятно всполохнувшей в мозгу фразы: «Мой клоун умер; фэн виски, о, как он любил меня…»Я хочу, чтобы умерло искусство! – автоматически воинственно закончил песню Сакураи, растерянно глядя на сцену.

Что и любил Ацуши в Аду, так это свои возможности, их силу и разрешение их проявлять. Едва кинжал выпал из изящных пальцев юноши и с глухим стуком поприветствовал пыльный дощатый пол, как его тут же забрали. Оружие верно легло в ладони рожденного убийцей. Острие коснулось шеи эльфа.
- И каким это ветром дитя света забросило к нам в дыру?, - осведомился прохладно-вежливо демон, стоящий рядом с коленоприклонным. Взгляд его коротко метнулся с прекрасного лица на помост. «Ацуши» гласила аккуратно выведенная надпись. Бровь элегантно дернулась.  Шварц бы еще и приосанился при такой ситуации и оскал фирменный… Сакураи же напротив, остался спокоен, но скептичен, - Стало быть, по мою душу. Зачем же?

Отредактировано Atsushi Sakurai (2010-10-09 17:34:32)

0

5

Почувствовав сталь своего же кинжала, юноша даже не пошевелился, продолжил смотреть в пол.
-И каким это ветром дитя света забросило к нам в дыру?,
- А Вы намекаете на то, что Нам здесь не положено быть? Мы считали, что это свободная территория. – манера разговора Такашими оказалась столь же древней, сколь и язык, но котором он пел ранее и теперь ответил демону. По обычаю женщинам было запрещено смотреть на  мужчин во время разговора, но следующие слова Ацуши заставили Имаи нарушить этикет.. Взгляд блондина резко метнулся с пола, на лицо собеседника и сердце сбилось с привычного ритма, замирая, а потом боясь очень быстро, будто стремясь наверстать упущенное.
- Зачем? Мы сами не знаем. Вы Нам спать не даёте, во сне приходите. Уже душей и сердцем завладели.

Разговор наверное продолжился дальше, но в театре появились не прошенные гости. Если быть точнее, Санада и его охрана вооружённая до зубов. Сам наследник уже успел переодеть праздничную одежду на более простую, для верховой езды. В отличие от Химе он повёл себя крайне невежливо, даже оскорбительно.
- Не понимаю тебя, женщина. Я предлагаю тебе деньги, роскошь, власть, а ты собираешься променять всё это.. На что?- никаких приветствий или формальностей.
Такашиму его тон нисколько не задел и ответил юноша в своей привычной манере, при этом однако поднявшись и повернувшись к Санаде лицом.
-Всё на ничего, ведь то, что Мы желаем, Нам получить не суждено.
Послышался шорох перьев и тихое пение натянутой тетивы. Видимо один из охранников видел в Атсуши потенциальную угрозу, так как зазубренный наконечник был направлен именно на него.  Кираюки так сильно рассмеялся над словами блондина, что чуть не согнулся пополам. – Нет, ну вы это слышали?! Не забывай о том кто ты, женщина. Я могу приказать убить тебя на месте и списать всё на несчастный случай.  После твой сегодняшней выходки, тебя даже искать не будут.
Пустые слова не произвели на Химе впечатления. Он слишком хорошо знал как Садаму ценит его красоту и ни за что бы не причинил ему вред. Всё было направлено лишь на то, что бы запугать Такашиму, заставить на коленях выпрашивать прощения.  Только вот этого не произошло. Ситуация вообще сложилась не так, как планировал наследник. Лучник, которого тоже развеселил спектакль, отвлёкся и спустил стрелу. Ацуши ни за что не успел бы увернуться и наверняка был ранен, если не убит освещённым наконечником, но Такашима прикрыл его собой. Юноша оказался ниже и стрела избежала сердце, попав в плечо, при этом раздробив кость. Едва не потеряв от боли сознание Така судорожно выдохнул, всячески сдерживая себя. Кираюки к тому времени уже успел пересечь помещение, оказываясь рядом с блондином  и подхватывая его, когда тот начал оседать на пол.

Пока наследник доставал стрелу и старательно залечивал повреждения, так, что бы не было шрама, никто даже не заметил Ацуши. Когда же Имаи очнулся и отошёл от уже ненавистного человека, тот перевёл взгляд на так называемого соперника. 
- Прекрати ломать комедию, Химе. Сейчас мы вместе поедем обратно в замок и… - договорить что дальше, ему не позволили. Така отошёл от шока и ударил парня указательным и средним пальцем в горло, прямо под подбородком. Воздух колыхнулся как при взрыве и в следующую секунду Саду откинуло через весь театр. Безжизненное тело с переломанным позвоночником з противным хрустом врезалось в стенку у входа от чего вся постройка угрожающе вздрогнула,а с потолка местами посыпалась штукатурка и кусочки мозаики.
Охранники переглянулись и бросились мстить за хозяина, но их вскоре постигла та же участь. Така немного растерянно осмотрел то, что от них осталось и только пожал плечами. Он даже не понял, как так сделал, откуда в нём сила, способная на такое. Стараясь не думать о войне, которой теперь никак не избежать, юноша повернулся обратно к Сакураи.
- Мы не хотели, но они сами виноваты. Мы надеемся, что Вы сможете понять. – последняя фраза была не о недавних событиях, а о последуюших действиях эльфа.  Химе вложил в руку демона небольшую конфетку с дырочкой в центре. Жест был ещё более старым и формальным, нежели эльфий язык, но его значение было весьма пошлым. Такую конфетку давали, когда предлагали кому-то воспользоваться своим телом на ночь. В случае отказа её отдавали обратно, продев через центр стебель цветка,или ленточку. В зависимости от того, что было под руками.

0

6

- И каким это ветром дитя света забросило к нам в дыру?
- А Вы намекаете на то, что Нам здесь не положено быть? Мы считали, что это свободная территория.,- отозвался гость незаметно дерзко на старом наречие. Вежливо, по всем правилам этикета, но дерзко. Что выдало в нем молодую кровь. Мужчина легко усмехнулся.
Надпись была весьма красноречива. Давно имя Ацуши не писали древней эльфийской буквинецей. К нему, в принципе, редко взывали. Он хотя и владел некоторыми желанными для других существ способностями, но цена была многим не подъемно. В конечном итоги, к нему практически перестали обращаться, зато за его головой начали гоняться активно. Однако, эльфы чаще взывали, а не желали убить - поэтому дерзкий гость его радовал. Но времена такие сложные, доверять вообще сложно. И уточняющий вопрос не остался лишь в мыслях Сакураи:
- Стало быть, по мою душу. Зачем же?
Дерзость вновь нашла свое проявление: парень резко поднял решительный взгляд пронзительных глаз. Демон, чуть приподняв горделиво подбородок, улыбнулся едва заметно уголками губ. Смотря на мужчину юнец продолжил неторопливо:
- Зачем? Мы сами не знаем. Вы Нам спать не даёте, во сне приходите. Уже душей и сердцем завладели.
Ацуши вопросительно приподнял бровь. Давно он не слышал устно подобных изречений.

Однако прелесть момента прервало грубое внешнее вмешательство; Ацуши легко закатил глаза:
- Не понимаю тебя, женщина. Я предлагаю тебе деньги, роскошь, власть, а ты собираешься променять всё это.. На что?
Раздалась довольно грубая речь. Лишь манера языка выдавала в говорящем потомка эльфийских кровей. Незнакомый светловолосый юноша плавно поднялся и повернулся к говорящему. Движения были сглаженными, но чувствовалась в них сила.
-Всё да ничего, ведь то, что Мы желаем, Нам получить не суждено.- произнес вычурно химе.
Услышав, как натянули тетиву, Ацуши неспешно перевел взгляд в сторону агрессивной аравы, готовой потерять разум с утратой лидера. Острый наконечник был верно направлен на него, но как это было и опрометчиво.
Главарь варваров, что напоминали эльфов лишь формой ушей и одеждой, неэтично громко рассмеялся. Сакураи устало прикрыл глаза, массируя висок. Кинжал скрылся в складках темных одежд.
За разговором демон не следил, а вот действия его забавляли. Стрела, что должна была пролить его кровь, угадали не в него, а напротив в юнца-химе. Который неожиданно для Сакураи, закрыл его собой. Парня спас более низкий рост, нежели демона. Стрела вонзилась в его плечо, судорожный выдох. Блондин чуть накренился. Ацуши было подался вперед и протянул к нему руку, что бы подхватить, но опоздал. Блондина подхватил эльфийский варвар. Сакураи фыркнул. Однако невеста подобного не оценила. Легком движением, таким естественным, юнец эффектно убил главаря. Разумеется, свора сорвалась. Но противостоять юноши достойно они были не в состояние, и в Сакураи укрепилось верование, что, все же, этот юноша не так прост, как эльф. Да и к тому же, демон успел увидеть на левом запястье псевдоэльфа черную метку, весьма редкий знак.
Блондин обернулся к демону:
- Мы не хотели, но они сами виноваты. Мы надеемся, что Вы сможете понять.
Ацуши едва заметно кивнул, понимая. Но подарок принял смешанным образом. Сорвав с запястья изящную шелковую ленту, что скрывала знак на руке, он продел ее через конфетку. Но своое конечное местоположение конфета обрела на шеи демона.
- Пойдемте,- мягко улыбнулся Ацуши. Легко развернувшись на пятках, он направился к темному закулисью, в котором им еще пришлось поплутать, что бы выйти в главные хитросплетения ходов заброшенного театра. Сакураи нравилось бродить по этому зданию. Демон не сомневался, что химе за ним следует, ведь в некой степени, он теперь привязан к нему. Позже можно будет даже разыграть интересную партию и сделать парня уже своей невестой. Ацуши улыбнулся уголками губ.

Отредактировано Atsushi Sakurai (2010-10-11 20:33:56)

0

7

Такашима с какой-то удовлетворённой полуулыбкой на губах следил за манипуляциями с конфетой. Когда же демон закончил и позвал юнца с собой, блондин слегка напрягся.
У Ацуши был приятный, бархатный голос. Такой внушал доверие. Правда с другой стороны часто ненадёжные на первый взгляд вещи оказывались безопаснее тех, что внушали доверие. Оружие у него забрали, а в теперешние времена ходить за незнакомыми людьми это самое то, если вы в поисках неприятностей. По этому парень чуть подождал и когда демон почти скрылся из виду, забрал у Санады стилет с и причудливо изогнутым лезвием, который тут же спрятал за поясом. Бережёного бог бережёт.

Така не умел читать мысли. Лишь изредка ему удалось улавливать желание, импульс, но не более того. По этому он не знал ничего о задумке демона, покорно следуя за ним. Длинный подол наряда периодически цеплялся за что-то, путался под ногами чуть не роняя Имаи когда тот следовал за Сакураи по тёмному коридору.
-Простите, но Нам нужно переодеться.- тихо проговорил Химе когда терпения осталось очень мало и скрылся за первой попавшейся дверью. Его не очень то волновало, где он окажется, комната принадлежала девушке из театра но она сюда не заходила как минимум столетие.
Старательно избегая паутин и мусора на полу, Така обошёл кровать, перебирая в голове все известные ему заклинания. Наконец, выбрав нужное, телепортировал некоторые свои вещи сюда.
Деревянная коробка с хлопком приземлилась в центр кровати, вздымая облака пыли и заставляя парня поморщиться. Удобств было маловато но юноша решил не тянуть время, поспешно переодеваясь и пряча стилет в сапоге. На смену формального одеяния пришло не менее красивое кимоно из шёлка поразительно лилового оттенка. Поясом служила широкая полоса золотой материи и длинные бусы украшенные цветами. Из той же коробки Така извлёк расчёску и маленькую косметичку, доводя внешний вид до ума. О том, что он не догадался запереть дверь, Такашима вспомнил лишь тогда, когда заметил в мутном зеркале отражение карих глаз, столь похожих на его. Неужели за ним наблюдали всё это время? В прочем нет никакой разницы. У юноши было красивое тело, ему было нечего стыдиться. Да  и глупо даже думать, будто рядом с ним живут стыд и совесть. Тату в виде пунцовой розы, которая тянула свои ветви от внутренней стороны бедра до пупка была лишним тому доказательством.

Сейчас же блондин изменился очень сильно. Его энергия, аура стала чуточку иной.
Соблазняющий, томный взгляд, шёлк кимоно красиво соскальзывающий с плеч,запах духов – пряный дурман. Алебастровые запястья, тяжёлые украшения, невыносимая пластика коньячной кошки. И чуточку – амаретто.
Тонкие пальцы извлекают из рукава пачку сигарети зажигалку, короткий всплох огонька, прикуривая весьма вальяжным жестом.
- Мы не любим, когда так подкрадываются. Вы могли бы постучать и не пугать Нас.
- лёгкая ирония но ноль враждебности в тоне. Голос приглушённый, чуть хрипловатый после первой затяжки. Немного забавным было то, что Ацуши не знал имени своего таинственного собеседника. Единственная зацепка – символ огня на левой руке, указатель на то, что юноша либо из клана демона, либо ген был привит ещё до рождения.
Дым в потолок, легонько убрав с лица светлый локон.
- Мы надеемся, это не слишком личный для Вас вопрос. Вы здесь живёте? А то Мы боимся, что за Нами придут и Вы будете недовольны. Никто ведь не любит не прошенных гостей.

0

8

Парень действительно беспрекословно следовал за Сакураи, мягко шелестел шелк его одеяния по старому мрамору. Однако прогулка по столь любимому зданию продлилась недолго. Юноша, извинившись, нырнул в первую ближайшую комнату. Скрипнула дверь, не закрываясь до конца. Однако демон не стал пользоваться случаем и подглядывать, все же в нем было врожденное благородное воспитание. Он понаблюдал украдкой за спутником лишь до того момента, пока не появился деревянный ящик поверх выцветшей простыни.
Ацуши был удивлен магическим способностям химе. Он явно имел огромный потенциал. Уловив интуитивно момент, когда псевдоэльф уже облачится в одежды, Сакураи бесшумно проник в помещение. Оно было небольшим и не богато убрано. Парень красился, преображая себя, дополняя свою красоту, легкими штрихами умелых рук. Молодой химе заметил глаза демона в своем зеркальце.

Зеркало было отложено в сторону. Одно движение и обнажился изгиб фарфорового плеча. Тонкое запястье. Неспешное движение. Он закурил. Демон приблизился ближе, спокойный и беспристрастный взгляд.
-Мы надеемся, это не слишком личный вопрос. Вы здесь живете? А то Мы боимся, что за Нами придут, и Вы будите недовольны. Никто ведь не любит непрошеных гостей.- томный нотки в хрипловатом голосе, изящные движения соблазненная. Такая красивая игра. ще одна разновидность театра. И завитки дыма, светлые волосы - это все подходящее оформление, создание атмосферы. И этот запах... Все равно мужской. Нотки запаха крови молодого демона. Ацуши легко лизнул уголок своих чувственных губ. 
-Вы не эльф. И при Ваших способностях, Вы так пошло закуриваете.- проигнорировал мужчина вопрос парня,прошел к нему, заправил мягкие пряди светлых волос за острое ухо, на котором заострил внимание. Увидев еле заметные следы шрамов, Сакураи вновь перевел взгляд на глаза химе.- Заигрываешь со мной, предложив мне себя? Это неуместно. Женщинам следует ждать воли мужчины.- сняв с себя утепленный черный плащ, демон положил его небрежным движением на колени парня. - Одевай и пойдем. Я здесь не живу, но ты будешь теперь жить у меня.
Демон был сосредоточен и серьезен. Собственный похожий знак на левом запястье жгло.

0

9

-Вы не эльф. И при Ваших способностях, Вы так пошло закуриваете.
-Вы правы. Не эльф, метис. Точнее даже мутант. Но давайте не вдаваться в подробности о Нашем истинном происхождением и расе. Это будет скучно и утомительно для обоих сторон.
Такашима отложил сигарету на край коробки и принялся красить губы полупрозрачным так же лиловым блеском. Когда с последним штрихом было покончено, кисточка легла обратно в косметичку, тонкие пальцы вновь приютили сигарету, а коробка исчезла так же внезапно, как появилась.
-Наши способности для Вас вообще потёмки. Мы можем призывать Аеонов*  при неполной силе. Но тихая и спокойная жизнь нам милее. Если бы не Вы, Мы вы уже коротали своё время за вышивкой во дворце зазнавшегося мужа. – Спокойным, не хвастливым тоном, будто ничего особенного не сказал. Но на блеф не похоже.
Битвы на Аеонах были одним из самых высоких уровней магии. Способных на такое были единицы, Из всего ада призвать хранителя мог лишь Дьявол, пара его подопечных, странная девушка из дворца, Ацуши и Шварц. Правда последний делал это крайне редко, так как владел более надёжными способами убийства, не требующих особых сил.

Бережно, дабы не повредить идеальный блеск юноша затянулся  от сигареты, а затем наплевательски стряхнул пепел на пол. Тон демона ему не нравился ибо не предвещал ничего хорошего. Столкнув с коленей плащ, Химе метнул уничтожающий взгляд на Сакураи.
- Одевай и пойдем. Я здесь не живу, но ты будешь теперь жить у меня.
- Мы не давали Вам права обращаться к Нам подобным образом. Не забывайте, что вы разговариваете с приёмной дочерью брата Императора. За такое и обезглавить могут. – ледяная сталь голоса давала понять, что командовать Имаи никто не сможет. Даже его принц. Как бы больно не было сердцу, проклятая гордость и самовлюблённость не давала принижать себя подобным образом.
-То что Мы предложили себя Вам на одну ночь не значит ровным счётом ничего. Неужели вы наивно полагаете, что сможете после распоряжаться Нашей жизнью?-  Левая бровь удивлённо поползла вверх и когда забытая сигарета стала обжигать пальцы, от неё избавились, загасив тлеющий кончик об знак на хрупком запястье. Сизый дым в какой то нерешительности остался висеть в воздухе.
- И если вы сейчас скажете, будто  Наша  любовь к Вам Нас чем то обязывает, вы ошибаетесь. То что Мы хотим быть с вами не имеет значения. Наши действия часто расходятся с Нашими желаниями.- слова скорее всего были сказаны впустую, так как юноша встал и накинул на плечи плащ Атсуши. Ему было некуда идти кроме как к нему. Длинные, аж до колена локоны мешались и цеплялись за плащ. Така недовольно хмыкнул собирая их заколкой и разглядывая отражение в зеркале. Ни дать ни взять, настоящая принцесса.
Наверное Сакураи будет холодно. Когда юноша шел к театру на улице был снег. Сейчас, судя по завыванию ветра, там разыгралась метель.


* Аеоны это существа из компьютерной игры Final Fantasy. Их можно призвать в бою и использовать их как воинов или защитников. В данном мире Аеоны входят в разряд хранителей. Хранители разделены на несколько категорий.
Рыцари – довольно простые хранители. Призвание погибшего себе в помощь.
Лука- более сильная магия. Именно ей владеют большинство.
Аеон – Призвание данных существ требует дабы в жилах зовущего была бы хотя бы одна восьмая крови богов, либо очень чистая демоническая. Из ада Аеонов могут  призвать только Гакт и с огромной затратой сил, Ацуши. Плюс ко всему для получения Аеона надо совершить религиозный поход в храм и попросить помощи у “веры” (Faith) которая обитает в центре храма. На данный момент у Имаи один Аеон.

Селен – высшая форма Аеона. Доступна для тех у кого среди родителей есть полубоги и самим богам. Така может призвать Селен, но на данный момент таковым не обладает. Селен можно получить исключительно в храме Бевелл.

0

10

-Вы не эльф. И при Ваших способностях, Вы так пошло закуриваете.

-Вы правы. Не эльф, метис. Точнее даже мутант. Но давайте не вдаваться в подробности о Нашем истинном происхождением и расе. Это будет скучно и утомительно для обоих сторон.
Сигарета отправилась на угол деревянной коробки, невеста начала красить губы, покрывая нежные уст полупрозрачным лиловым блеском. На вкус Ацуши, блеск был отвратный. Эт пленка, отдающая фиолетовым, на столь бледном лице напоминала демону что-то связанное с трупами.
-Не суди по себе. Возможно, тебе утомительны родословные. Для меня же они имеют значение. Увы, работа обязывает знать мне всякого и каждого конкретно.
Сакураи все же не мог определиться в себе. Чему следовать? Позыву быть вежливым и сдержанным, аристократичным, дабы наладить контакт и привязать к себе еще сильнее; или же, быть строгим, надменным, высокомерным и неуважительным, что бы сразу показать "кто в доме хозяин". Ацуши просто не переносил детей, зато они его и вовсе обожали.
-Наши способности для Вас вообще потёмки. Мы можем призывать Аеонов*  при неполной силе. Но тихая и спокойная жизнь нам милее. Если бы не Вы, Мы бы уже коротали своё время за вышивкой во дворце зазнавшегося мужа.
Демон хмыкнул, пожав плечами. Небрежное хвастовство спутника его нисколько не впечатлило. С фырчанием, Ацуши преобразился в пантеру довольно крупных размеров; не зря же, главкотом был. Передние лапы легли по оби стороны от бедер парня, серьезный и раздраженный взгляд уперся в глаза напротив.
Выдержав паузу с крупным подтекстом, Сакураи преобразился обратно в человекоподобный образ мужчины средних лет, чуть вьющиеся черные волосы, карие глаза. Мужчина отряхнул псевдопылинки с черных рукавов утепленного плаща, который затем отправился на колени химе.
- Одевай и пойдем. Я здесь не живу, но ты будешь теперь жить у меня.- чуть глуховатый спокойный голос демона, напряженный взгляд рассматривает снежинки за пыльным и ветхим окном. Послышался шорох более тяжелых одежд, нежели шелк платьев спутника.

- Мы не давали Вам права обращаться к Нам подобным образом. Не забывайте, что вы разговариваете с приёмной дочерью брата Императора. За такое и обезглавить могут.
Ацуши не предал значения этой стали и нажиму в прохладном говоре светловолосого юна, сочтя их просто за гнев. И вполне праведный гнев.
-Брат императора?- начал отчужденно Сакураи, повернулся к собеседнику.- Мне плевать и на императора. Он мой должник.- ухмылка.- Так что, для меня не имеет никакого значения твоя та жизнь, кто ты там и чей ты там, кому был обещан. К тому же, разве это не ты убил свое прошлое на сцене театра?
Разумеется, ответ не заставил себя ждать. Ацуши уже обреченно подумал: "Воспитали же благородную девицу".
-То что Мы предложили себя Вам на одну ночь не значит ровным счётом ничего. Неужели вы наивно полагаете, что сможете после распоряжаться Нашей жизнью?
-Неужели, ты все еще разговариваешь?- передразнил Сакураи, начиная чувствовать ту же злость, что родил в нем Шварц накануне вечером. Тонкие пальцы с длинными заостренными ноготками черного цвета легли на бледный висок. И это ужасное затушивание сигареты о запястье. К тому же, еще и о знак огня.
Сакураи уже намеревался по-тихому придушить изящно химе, но тот продолжал раздражать сильнее:

- И если вы сейчас скажете, будто  Наша  любовь к Вам Нас чем то обязывает, вы ошибаетесь. То что Мы хотим быть с вами не имеет значения. Наши действия часто расходятся с Нашими желаниями.
Хоть парень и послушно встал, накинув плащ, Сакураи не удержался от комментария:
-Некоторые процессы наш организм блокирует на некоторое время, дабы мы могли жить. Но цель не меняется. Наши клетки продолжают жаждать момента смерти. Однако, при этом, мы не умираем. Некоторый срок своей жизни, конечно. Эти функции применимы к любому аспекту. Даже в аспекте влечения. Мы влекомы к одному объекту, но блакируем все видимые для нас пути, что бы не достигнуть его. Не важно, почему мы ставим себя перед таким жестким условием, исход один: мы все равно движемся к нему. Пускай и длинным, обходным путем. Так что…,- поучительный тон, взгляд скользнул по фигуре парня. - Ты сам живое и физическое доказательство подобного.
Сакураи развернулся на каблуках и расслабленной походкой направился к выходу. Фрейд его успокаивал.
Пройдя уже менее замысловатый путь, они вышли на улице, где было действительно холодно. Шел снег. Точнее, уже метель. Ацуши втянул на мгновение голову в плечи, жмурясь, привыкая, оставшись лишь в рубашке из черного шелка и пиджаке. Не успели они и пары шагов ступить, как из тьмы к ним выплыл молодой мужчина, длинноволосый брюнет в цилиндре и в пальто по колено. В руках он держал сложенную одежду.
-Прошу, пройдите, оденьтесь, коли собираетесь идти пешком.,- парень кивнул на здание напротив, где на втором этаже горела свеча в окне.

0

11

Кошачьи метаморфозы мужчины не произвели на парня никакого впечатления так как у него у самого среди хранителей был крылатый тигр. Только вот ситуация который раз начала обращаться против него, заставляя юношу заметно нервничать.
- К тому же, разве это не ты убил своё прошлое на сцене театра?
-А Вам то какое дело до этого? – вопросом на вопрос ответил Такашима. Внутренне он уже давно сдался, подчинился воле Ацуши но не показывал это, продолжая слабые попытки сопротивления. Только вот эти попытки так ничему, кроме отчаянья и чувства безвыходности не привели.
Пропустив мимо ушей лекцию о психологии, парень молча последовал за демоном , попутно разглядывая метку на руке, которая медленно меняла цвет. Когда оба оказались на крыльце театра, знак вспыхнул и печать ослабленная ожогом от сигареты окончательно спала,  давая Химе полный доступ к своей силе. Ацуши явно было холодно и по сему блондин резко остановился разведя руки в сторону. Снег притягивался к его ладоням, скапливался в две сияющие сферы. Имаи притянул обе руки к груди, две сферы слились и исчезли в ладонях парня, вливаясь в поток его внутренней энергии.
- Утихни!  – строго и уверенно, приказывая небесам. Ветер тут же стих и успокоилась метель. Снег уже не такой крупный и тяжёлый, мелкой крошкой медленно ссыпался небес.

Только теперь заметив молодого мужчину в цилиндре, который чем то напомнил Химе безумного шляпника,  парень выпрямился и подошёл ближе к Ацуши. То, что демону удалось увидеть иную его сторону, вовсе не означало, что у других будут подобная привилегия. Глаза обрамлённые длинными ресницами обращены к полу, лёгкий румянец на шеках. Милая такая фарфоровая статуэтка, хрупкая и ломкая при неумелом обращении. Не отрывая взгляда от земли Химе молча поприветствовал незнакомца грациозным поклоном. По  правилам этикета женщины никогда не заводят разговор первыми да и вряд ли молодой человек смог бы понять древний Сейдхе на котором общался Такашима. Блондин знал и другие языки, но крайне редко мог правильно подобрать слова, дабы отобразить свои чувства.
Незнакомец тем временем заговорил о чём то с демоном. Химе, стесняясь и чувствуя себя лишним, посильнее укутался в плащ и вздохнул. Он хотел взять Сакураи за руку но подобные вольности выходили слишком далеко за рамки его обычного провидения. Теперь уже Химе и вовсе прекратил противиться желанием Ацуши. Если тот хочет видеть Таку рядом с собой – он его получит.. Если хочет, что бы блондин жил с ним – так оно и будет.

0

12

-Утихни. - раздалось строго сзади, но Ацуши уже был поглощен окружающим. Пускай было холодно, неприятно жгло отметину на запястье, и снег заползал даже за шиворот, словно стремясь к скрытой материей бархатной коже, - это все было фоном. В голове Сакураи крутилась какая-то мелодия, под которую танцевали парой в ритме танго его мысли и его фантазии. И все же, он любил непогоду. Особенно, когда она выражала его состояние. А может, именно из-за его состояния и была метель?…
Сакураи настолько был увлечен мыслями, что не осознавал силы, с которой сжимал пальцами свои предплечья, силясь согреться; не осознал он и утихнувшей мители. Приятно шелестел позади него шелк одежд спутника. Да и снежинки уже не колят, а приятно ласкают подмерзшие щеки. Сакураи сдавленно чихнул.

-Прошу, пройдите, оденьтесь, коли собираетесь идти пешком.- возник из укромной тьмы Джимми. Как всегда, учтивый и словно ровесник Сакураи. Идеальный: спокойный, заботливый, послушный, не мешающейся под ногами. Хотя еще та темная лошадка. Точнее, и вовсе асура.
Ацуши перевел взгляд на то здание, на которое кивал консультант. Манил к себе мужчину, словно мотылька, живой теплый огонь свечи в окне. Демон кивнул, разворачиваясь, скрипнул снег. Бэмби учтиво отворял двери, вел по скрипучим половицам.

-Дайкираи.- еле слышно прошипел главкот, проходя в небольшую заброшенную квартиру на втором этаже, заполненную свечами, некоторые из которых плавали в воздухе, другие же - скапливались групкой в углу подоконника, третьи стояли в старинных подсвечниках на высокой ножке. Снова чихнул, приглушенно и мотая головой, походя на кота.
Раздался мурлыкающий женский смех из тени,которая скрывала ее лицо. Пускай, огонь не выдавал ее лица, но он выдавал ее привлекательные формы в выгодном освещение. Ацуши мотнул головой:
-Ненавижу холод, этот. Хочу чай.
Хочу, ель и плед, и дом в лесу, хочу любовника в уютную кровать, хочу, что бы Шварца не было… Когда я вернусь. Язык о полном исчезновении наставника сказать не поворачивался. Скакали мысли мужчины. Пройдя в спальню и получив в руки вещи, он переоделся. Если с ремнем и ширинкой, он еще как-то справился, то пуговицы на плотной хлопчатой рубашке отказывались подчиняться. Все еще удлиненные ногти-когти мешали. Пуговицы отказывались ему подчиняться, и демон вышел обратно в общую комнату, заставленную свечами, в которой оставались Джимми, химе и Лакриция, что выплыла из тени и вела формальную приглушенную беседу с Бэмби.
Женщина, с дьявольской улыбкой на алых губах, подошла к демону, помогая застегнуться, накинула на него пальто, замотала до носа в длинный белый шарф. Сакураи еле кивнул головой, благодаря. Пробурчал приглушенным из-за материи голосом:
-Можете, отправляться с ними, это будет куда приятней и быстрее, можете, прогуляться со мной.
Обращался он исключительно к невесте, что выглядела потрясающая при подобном освещение. Не дожидаясь особо ответа, Ацуши направился к двери.

Отредактировано Atsushi Sakurai (2010-10-15 18:51:03)

0

13

Словно кот который иногда следует за хозяином по дому, блондин отправился за Ацуши. Он бы с удовольствием остался на улице, так кал незнакомец нервировал его, но демон вряд ли одобрил это.
Джимми почему то напоминал Химе Шварца. У него тоже были длинные волосы и он даже иногда носил цилиндр. Правда Чёрный часто вёл себя безумно и странно.
В квартире оказалось очень тепло, в чём скорее всего было виновато огромное количество свеч. Их танцующий, ненадёжный свет только добавлял к беспокойству парня. Когда Сакураи ушёл в другое помещение оставив Имаи с двумя незнакомыми людьми (а может и не людьми вовсе), он был годов провалиться сквозь землю. Благо никто не задавал вопросов, а Ацуши вернулся очень скоро, почти переодетый.
-Можете, отправляться с ними, это будет куда приятней и быстрее, можете, прогуляться со мной.
Химе непонимающе окинул взглядом комнату. В голове никак не укладывалось зачем ему дают выбор и пока думал, ноги уже сами следовали за Ачаном. Оставаться с Джими и странной женщиной ему не хотелось.

Погода на улице оставалась послушной, в некоторых местах на землю даже падали блеклые солнечные лучи, заставляя снег искриться. Такашиме пришлось прибавить шагу дабы успеть за мужчиной. Плащ норовил сползти и что-то очень сильно щекотало шею. Это что-то очень маленькое спрыгнуло на землю и начало расти, преображаясь в тёмного Лука по имени Рему. Рему принадлежал Шварцу. При виде миниатюрного хранителя внутри блондина всё обратилось в лёд, страх мешал дышать.
Мальчонка обошёл их с Сакураем, при этом недовольно качая головой.
- Ох и недоволен будет хозяин. Зря ты сбежал Этериал, очень зря.  Знаешь что с тобой будет? Что с тобой сделает хозяин, когда узнает, что ты жив? – В руке Лука появилась красная свечка которую он, смеясь и кружась, задул. – Тебе крышка Этериал. А ведь такой милый мальчик был.- в воздухе на секунду повисла иллюзия в виде молодого Такашимы -  Какая бесполезная трата красоты. Жаль, очень жаль. – в голосе мальчонка читалась издевка. – Сегодня будет весёлый день! Ах, какой же сегодня день! Надо хозяина догнать, сказать, что ты вернулся. Наслаждайся жизнью, пока можешь. Тебе осталось всего пара дней! Не забывай, кто тебя создал, Хи-и-ме.- нарочито издевательски протянув последнее слово, Рему испарился.

Такашима испугано посмотрел вслед желтоглазого Лука , а затем перевёл затравленный взгляд на демона. Имя данное ему Шварцем, Этериал Трилления, никогда ему не нравилось, но теперь придётся терпеть. В замке Дьявола все будут обращаться к нему именно так.
Эмоции выходили из под контроля. Сейчас блондин был очень уязвим и не мог действовать как обычно.
- Вы перчатки не взяли. – Юноша взял руки демона в свои, согревая их дыханием и коротко целуя замёрзшие пальцы. Его вовсе не волновало, к чему подобная маленькая слабость может привести. Такашима считал, что его действия граничат с безумием но остановить себя уже не мог. Ситуация просто выходила из под контроля.
Задумчиво разглядывая узор на сползшем шарфу мужчины, юноша очертил пальцем контур его губ, скользнул ладонью по щеке, убирая с лица непослушные пряди. От прикосновений и холодно, и жарко одновременно.
Не выдержал, окончательно теряя голову, Химе поцеловал Ацуши. Подсознательно он уже ожидал, что его оттолкнут, возможно даже ударят по лицу за такую наглость, но надеялся, что будет не прав.

0

14

Сакураи двинулся к двери, скрипнули половицы, но когда дверь должна была закрыться к характерным глухим стуком, она лишь пронзительно скрипнула. Значит, химе последовал за ним. Выйдя на улицу, Ацуши чуть зарылся носом в мягкий шерстяной шарф, жмурясь. Погода продолжала быть щадящей и спокойной, даже лучи солнца немного заставили снег затрепетать игривым блеском.
Демону давно не приходилось находиться в этой части мертвого года при подобном освещение, потому все здания, пуская и призрачные, вызывали в нем интерес. Ему нравилась подобная архитектура, а при подобном амплуа, она его даже завораживала. Парень отставал от него, и по шелесту его одежд можно было догадаться, что спешил он в след за старшим мужчиной практически на пределе возможного, хотя верховный демон сейчас просто лениво прогуливался.
Все было замечательно ровно до тех пор, пока Сакураи буквально не сшиб хранителя Шварца. Ацуши поморщился недовольно и презрительно. Эти раздражающее розовые пряди… Демон снова прижал пальцами висок, сдерживая себя, молчит, откровенно пренебрежительно слушая речь Рему:
- Ох и недоволен будет хозяин. Зря ты сбежал Этериал, очень зря.  Знаешь что с тобой будет? Что с тобой сделает хозяин, когда узнает, что ты жив?Тебе крышка Этериал.,- демон легко приподнял изящную бровь, услышав знакомое имя. Кажется, Шварц был так воодушевлен этим Этериалом, шипел, что этот некто сможет заменить его, Ацуши. Неужели, этот псевдоэльф и есть та таинственная замена?- А ведь такой милый мальчик был.- Сакураи не особо жаловал молодых мужчин, поэтому особо восторга не испытал при виде молодого своего спутника. Только что-то кольнуло воспоминанием. Черты были такие знакомые. Но как только мужчина подходил к разгадке, та ускользала, оставляя его мучаться. Раздраженный демон легким движением руки, облаченной в черную кожаную перчатку, рассеял призрачный образ юного химе, прошел дальше, ускорив шаг, слыша фоном отголоски противного наречия Лука.- Какая бесполезная трата красоты. Жаль, очень жаль. Сегодня будет весёлый день! Ах, какой же сегодня день! Надо хозяина догнать, сказать, что ты вернулся. Наслаждайся жизнью, пока можешь. Тебе осталось всего пара дней! Не забывай, кто тебя создал, Хи-и-ме.
Парень нагнал его на удивление легко и быстро, голос его изменился, в нем зазвучали минорные нотки, демон остановился, склонив голову к спутнику:
- Вы перчатки не взяли.
Этериал взял руки Сакураи в свои, так и не взглянув в его лицо. Не осознав, что подсознательно оставил демона без перчаток, стоило только хранителю Шварца исчезнуть. Ацуши не мог объяснить как так произошло, но он это понимал. Сейчас его спутник был серьезен и отчужден, даже эфемерен. Демон принимал его жесты, не сопротивляясь и не испытывая каких бы то ни было отрицательных эмоций. Губы парня оказались нежными и теплыми, оставили на тонких пальцах демона липкость блеска в напоминание.
Затем пальцы и взгляд юноши скользнули по шарфу и выше: по щеке, темным прядям волос, чувственному контору губ демона. Сакураи расслабился, ему это чем-то напоминала плавный танец снежинок. И короткий желанный поцелуй жалит подмерзшие губы. Ацуши закрыл глаза, выдыхая теплые клубы пара.

Медленно демон приоткрыл глаза, мягко улыбнулся химе уголками в губ, в которых таилась неуловимая грусть прожитых в одиночестве веков.
- Значит, Этериал?- усмехнулся Сакураи, высвобождая руки и скрывая потемневшие глаза за бледными веками. Обошел парня, стянув с него свой плащ. Чуть приобнял за талию, сменяя шелк дорогих и женских одежд на более простое, но элегантное мужское одеяние. Словно одел свою куклу по желанию. Но пояснил:
- Для Вашего же удобства.
Теперь химе был облачен в узкие черные джинсы, черные классические сапоги, черный свитер и классическое черное пальто, белый шарф. Немного подумав и оценивающе оглядев парня, Ацуши сменил цвет свитера на лиловый, в пряжке ремня тоже блеснули лиловые и фиолетовые драгоценные камни.
- Кажется, это Ваши любимые цвета.- поправив на себе шарф и вернув себе перчатки, Сакураи потянул парня за руку за собой.- Пойдемте. Кажется, Вы не одобряете свое демоническое имя? Так как же тогда мне к Вам обращаться, Этериал.
Произнести его имя, что бы точно выдал другое, которым потом будешь называть. Все, что угодно, лишь бы на перегар Шварца. Лишь бы перетасовать тому колоду.

=== Мертвая долина/ Дремучий лес
(да простят мне создание локации, но лес - штука нужная)

Отредактировано Atsushi Sakurai (2010-10-17 20:09:24)

0

15

Ацуши не ответил на поцелуй, но и не оттолкнул, что оставило Таку в задумчивой растерянности, так как он не понимал, как на подобное реагировать.
- Значит, Этериал?
- Этериал Трилления, если быть точнее. Наше имя с эльфьего переводиться как Майский Бриз. Оно совершенно не подходит нам.Резкая смена наряда удивила парня. Это вызвало не самые позитивные чувства, парню показалось, что в нём видят только вещь, игрушку, которую можно наряжать как вздумается, поставить на полку и благополучно забыть, увлекаясь чем то новым. Сам он тоже так умел делать, эта способность неоднократно помогала ему в бою, так как в кимоно двигаться не очень легко. Простая алхимия на первый взгляд, только вот дар был исключительно наследственным.
–"Наверное мы родственники. Из одного клана как никак. "
Химе бросил короткий взгляд на символ ифрита на руке.
-Кажется, это Ваши любимые цвета.-
- Нет. Вы ошиблись. Мы их терпеть не можем, но по странному стечению обстоятельств, эти оттенки нам больше всего к лицу. В прочем то это не имеет значения.

Неожиданное прикосновение к руке, его ладонь зажатая в ладони Ацуши. Так на удивление необычно.. и приятно. Имаи легонько сжал пальцы, всем видом показывая, что не хочет отпускать. И плевать, что прохожие подумают. На улице и без них было предостаточно странных пар.
- Ами назвала Нас Такашимой, но это имя Мы тоже не любим.- назвать девушку матерью, а не по имени так же, как и её фамилию, язык не поворачивался.
- По этому, будет лучше, если вы дадите Нам новое имя. – говорил Такашима немного отстранённым тоном, будто мысленно находился в другом мире. От части это было так. Сейчас он вновь вернулся к мыслями о столь ненавистному ему существу. О девушке, которая посмела называть себя его матерью. Будь возможность, он бы придушил Ами своими же руками. Если бы не тот взрыв в лаборатории, которой столь умело подстроила она, его матерью была бы Леди Эбоши. Милая и добрая со всеми, такая ласковая и заботливая.Эбоши даже могла мило ругаться со Шварцем, требовать от него что-то, указывать. И самое забавное, что он её слушал, воплощал в жизнь её идеи. Кажется они любили друг друга. Если конечно Шварц на любовь был способен, так как Утада точно любила его. Она вообще весь мир любила и обо всех заботилась.  В замке она заменила всем мать, превратила в большую семью. Взрыв искалечил Утадако и лишил её возможности иметь детей. Ами отделалась сломанным ребром и парой царапин. Это было не справедливо. После родов девушка развернулась и ушла, ребёнок её не волновал и по этому растила Такашиму Леди Эбоши, всё ещё больная и слабая , она жертвовала собой заботясь о сыне женщины, которая была виновна в её состоянии. Не мыслимо просто.
С другой стороны можно было сказать, что Утада взяла ребёнка как плату за то, что с ней произошло. Так или иначе, она была великолепной матерью. Даже со своими извечными силовыми кристаллами, страшным шлемом и больными, деформированными от артрита руками она была самой замечательной на свете.  Последние два года, после того, как Такашима сбежал, она наверняка очень волновалась, нервничала. А он дурак совсем не подумал об этом. Парень тихонько зарычал, злясь на себя за безответственность. Как только придёт домой, с ней это действительно был дом  и не только для него одного, надо извиниться перед ней. 

Ацуши вёл парня по дороге, которая вилась не в направлении к замку, не совсем . Она вела к лесу, который так любил Такашима. Мрачный и таинственный, полный тёмных чудес он с самого детства завораживал парня. Но почему они идут именно этой дорогой?  Тут Имаи понял, что ключевым было слово “прогуляться”.
Завтра Рождество, а значит что сегодня после обеда будут украшать замок. Было бы здорово успеть к обеду и помочь.
В прошлом году волшебный вечер пришлось провести взаперти, одному, так как глава не хотел делить красоту парня с гостями. В этом году, если Ацуши не вздумает сотворить подобное, можно будет провести вечер с Леди Эбоши и Селией. Это было бы прекрасно. Надо подумать о подарках. Что он может подарить Ацуши, кроме себя? У него почти ничего своего нету.Придумает что-то потом.
Дорога становилась более неровной и извилистой, на встречи из леса выехал тёмный всадник который вскоре скрылся в противоположном направлении. Спешил домой наверное.
--------> Мертвая долина--->Дремучий лес

0


Вы здесь » [Reila] J-Rock » Тёмный город » Заброшенный театр


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC